Герой

Gravatar

Долбоклюй 4

119-й уровень

ОЙ, ВСЁГУН! :)

Возраст 5 лет 2 месяца
Характер беззлобный
Гильдия Раздолбайская нора
(раздолбабай)
Убито монстров около 340 тысяч
Смертей 211
Побед / Поражений 427 / 168
Храм достроен 02.10.2013
Ковчег достроен 30.08.2014 (387.0%)
Твари собраны 17.06.2017
Сбережения 23787 тысяч (79.3%)
Питомец морской конь Тыгыдымка 31-го уровня

Снаряжение

Оружие положительно заряженное ружьё +129
Щит непробиваемая самооценка +131
Голова подставное лицо +130
Тело пледяная броня +128
Руки варяжки викингов +128
Ноги оффшорты +129
Талисман сахарнопесочные часы +130

Умения

  • укус локтя 118-го уровня
  • русский дух 116-го уровня
  • сэйв-лоад 116-го уровня
  • оклеветация 110-го уровня
  • отрадное копытце 100-го уровня
  • автопилот 98-го уровня
  • сочинение эпитафий 94-го уровня
  • впаринг 91-го уровня
  • чавкательная коммуникация 89-го уровня
  • жадность фраера 83-го уровня

Места в пантеонах

Благодарности618
Мощи268
Храмовничества15901
Гладиаторства839
Мастерства563
Звероводства2684
Живучести3275
Зажиточности240
Созидания14383
Плотничества201
Отлова78
Соперничества3535
Солидарности126
Воинственности102
Авантюрности57

Заслуги

  • Заслуженный Заводчик
  • Заслуженный Маньяк
  • Заслуженный Охотник
  • Заслуженный Расхититель
  • Заслуженный Фаворит
  • Агнец, 1-й степени
  • Зодчий, 1-й степени
  • Корабел, 1-й степени
  • Ловец, 1-й степени
  • Мореход, 1-й степени
  • Мученик, 1-й степени
  • Чертяка, 1-й степени
  • Вояка, 2-й степени
  • Карьерист, 2-й степени
  • Наставник, 2-й степени
  • Толстосум, 2-й степени
  • Безбожник, 3-й степени
  • Чемпион, 3-й степени

Летопись

Долбоклюй, после очередного тяжелого дня, обменяв в пенсионном фонде 2053 золотых на огромный мешок семечек, присел на лавочку перед храмом, зачерпнул горсть пережаренных семян и принялся наблюдать за происходящим. Занималось (тем же, чем и всегда) очередное утро очередного дня. Несуществующий ветер гнал по небу бесконечную череду серых снизу, а у верхних кромок отливающих коричневыми бликами облаков, которые, задевая своими набухшими животами высокие пики скопившегося за долгие годы на поверхности планетного диска словесного шлака, разражались из клокастых прорех то молниями, то радугами.

Мимо, из ближайшего бутика, прошествовала какая-то героиня в синенькой юбочке, с ленточкой в косе.

- Не, посмотрите на неё, нарядилась, как проститутка, – сказал ни к кому не обращаясь Долбоклюй, – в наше время такого не было. Зайчики, кровища, но чтобы такое на себя надеть?

Следом, гремя свежими доспехами и заплетаясь в длинных фиолетовых штанах, почти падая и путаясь в непривычном обмундировании, прокатился вниз по улице молодой герой.

- С ума сойти. Наркоман какой-то. Вот в былые времена такие даже до выхода из города не доживали, а сейчас. Тьху! – Долбоклюй сплюнул в скопившуюся у ног горку шелухи и приготовился выдать честную субъективную оценку следующему герою, но тот, внезапно сменив траекторию плюхнулся на лавочку рядом и спросил:

- Бать, бать?

- Чо, чо тебе, Шмелек? – деланно поинтересовался Долбоклюй глубоким вопросом нерадивого сынка.

- А вот откуда берутся боги?

- Вот куда я тебя обычно с такими вопросами посылаю? Оттуда и берутся. Заполонили всё своими облаками. Я солнца уже знаешь сколько не видел?

- Сколько? – заинтересованно уточнил Шмелек, который вообще не знал, о чём батя сейчас говорит.

- А никогда не видел! Читал только, что где-то сверху этой проклятой облачности оно должно быть. Светит же что-то через них днем. Вот оно, стало быть, и есть. Но не дают, У-божества проклятущие на него взглянуть.

- А почему ты говоришь убожества? Ты чего, своего бога не боишься? – оробев спросил Шмелек, втянув голову в плечи.

- Я сказал У-божества, что означает Условные божества, потому что они на самом деле ничего не решают. Да и бог у нас с тобой один, как ни крути. И тоже У-божество.

- Бать, бать, а ты откуда знаешь? – Шмелек на всякий случай заземлил карманный громоотвод и отодвинулся от отца подальше.

- Откуда-откуда. Сон я видел. Вот ты думаешь как жизнь устроена? Вооот. А на самом деле всё по-другому, так-то, – Долбоклюй достал ещё пригоршню семечек и захрустел лузгой, потом кивнул ожидавшему продолжения сыну на проходящую мимо героиню в розовом доспехе, украшенном пони, – вон, смотри, пошла такая. С виду сразу ясно, что проститутка. А присмотришься, так натуральная наркоманка. Да еще, небось, хамка. Вот как жизнь-то поменялась. И не заметишь, как тебя вот такие на свалку спишут. Тьху!

Долбоклюй вновь смачно сплюнул на подросшую горку шелухи, но заинтересованный Шмелек оборвал готовый продолжить свой путь по привычному руслу поток красноречия.

- Бать, так как устроена жизнь-то, а? Как оно на самом деле?

- Что, реально интересно? – Долбоклюй с сомнением глянул на сынка, – может, ни к чему тебе пока голову такими вопросами забивать? Живи, радуйся.

- Я уже порадовался, – решительно заявил Шмелек, – и с каждым днем радости всё меньше и меньше.

- А узнаешь всё, так её и совсем не будет, – попытался урезонить сына Долбоклюй.

- Бать, я тебе по секрету скажу. И не было её никогда, радости этой. Не знаю, кто её выдумал. Не существует радости. Есть совсем другой набор ощущений, совокупность которых отчего-то решили назвать радостью. Или счастьем. Но на самом деле за этими словами только…

- Я понял, ты понял, – перебил Шмелека Долбоклюй, – ну, значит и правда готов узнать, как оно на самом деле. Только это секрет.

- Да что я, не понимаю, – Шмелек прижал к груди грязный кулачок, – могила!

- Ага, она нас потом и ждёт. В общем слушай. Думаешь, у нас тут жить страшно? Монстры эти все, подземелья, моря. Арена та же.

- А что, разве у нас не страшно? Мне иной раз просыпаться не хочется. Каждый день одно и то же. А как я умирать устал, кто бы знал, – попытался возразить Шмелек, – где страшнее-то может быть?

- А вот там, – Долбоклюй многозначительно ткнул пальцем в серый набухший матрас над головой, который провис под тяжестью множества богов почти до самого купола храма.

- Да ладно, – не поверил Шмелек, – что там страшного? Сидят себе на облаках, кнопки жмут, в ус не дуют, а нам мучайся.

- Эх, молодежь. Всё вам, что сверху, таким простым кажется. Вот ты в гильдии просто состоишь, а общаешься с кем захочешь, а они там реально парятся. Но это мелочи. В общем, сон свой расскажу, пока помню.

- Бать, бать, а про что?

- Да слушай, не перебивай. Про богов… Сначала было слово. И слово было матерное. Но потом решили, что матерное не приживётся, и решили матерные слова запретить и прекратить.

- А кто решил? Если никого ещё не было? – таки перебил Шмелек.

- Кто, кто. Жаба решила. Точнее две. Жабы Творящие Сущее. ЖТС. Творцы нашего мира. Ты не перебивай.

- Как-так Жаба? А боги? – удивился Шмелек.

- Боги потом появились. Ты будешь слушать или я пошел? Мне еще %квест% надо.

- Всё-всё, молчу. А дальше что?

- А дальше, – продолжил Долбоклюй, – пошли Жабы на У-божеский форум, да кинули клич. Пригласили всех в свободное рабство. Говорят, денег платить не будем, зато вы нам платить можете, сколько хотите. Да идеи нам свои приносить можете без ограничения. И ничего вам за это не будет. Но мы вам, зато, очки ВЯжности начислять будем! А кто самым ВЯжным станет, тот и молодец.

- И чего, бать, нашлись дураки? Это ж как нам, считай, задания выдают. Только нам за них хоть деньги дают, кирпичи золотые опять же, а У-божества, получается, ещё больше герои, чем мы?

- Нашлись, не сомневайся! А ещё раз перебьёшь – в глаз дам, не посмотрю, что сын!

- Молчу, а дальше что? Как у них там устроено все? Тоже задания?

- Просто не перебивай, а то забуду! Слушай. Так вот, откуда, думаешь, у нас эти горы шлака словесного на диске, это идиотское снаряжение, трофеи эти дебильные? Вот ты бы додумался до деревянного кирпича?

- Не-а, это бред какой-то. А откуда у нас тут всё? – спросил Шмелек и тут же, получив в глаз, жалобно заскулил.

- Это были риторические вопросы! Отвечать я не просил, а в глаз обещал. Так вот, эти самые У-божества, сидят на своих облаках и копаются в кучах сухих экскрементов, оставшихся от творцов прошлого, выкапывают оттуда “годный креатифф”. Всё, что принято, сыплется сюда. Принятое, но переставшее быть нужным, формирует здешние горы. А не принятое, полагаю, формирует здешние хребты. Украденные идеи у них называются – “отсылка”. Я так подозреваю, тут имеется ввиду отсылка истинного автора идеи в Дальние Гребеня или на крайний йуг. Кто украл идею получше, тот получает очки ВЯжности. А кто получит достаточно очков ВЯжности, тот перестает воровать сам и начинает сортировать уже сворованное.

- А как же права…, – Шмелек не успел договорить и вновь тихо завыл, получив во второй глаз.

- Права индейцев шерифа не волнуют. Кстати, об этом и хотел рассказать. Эти рабы, так сказать У-божества, не только платят за свой бесплатный труд сами, но и боятся его лишиться. Чуть что, так сразу в яму, без возможности трудиться, не взирая на ВЯжность!

- А какое Жабе Творящей Сущее до них дело? – не выдержал Шмелек.

- Вооот! Это правильный вопрос. Никакого. Поэтому ЖТС вывела особую породу У-божеств, в виде плюшевого Цербера с болтающейся башкой, которые не умеют читать, но обладают фотографической памятью на имена, которые приносят им другие У-божества с телом крысы и головой дятла. А эти плюшевые Церберы, качая головой, переносят принесенное имя в яму, где возможности заключённого в ней У-божества полностью блокированы. Вот так. А имя крысы с головой дятла они якобы не помнят. А надо было бы их имена на табличках рядом с ямами вешать. Страна должна знать своих героев, – Долбоклюй тяжело вздохнул и продолжил.

- Хотя, на всех табличек не напасёшься. Там ещё же всякие форумные флажконавты есть. Это вообще особый случай. Маленькие, пузатенькие, тельца будто позолоченные, во лбу третий глаз. В лапках у них флажки, а на шее барабан. А на барабане крест. Не знаю зачем. То ли барабан верующий, то ли другой намёк. Как им что не нравится, в барабан стучат и флажок вешают. И не стесняются. Думают, что подлость, сделанная в открытую, – это уже благо. Удивительные люди.

- Бать, бать, а что со словами-то дальше происходит? Ну, которые там наверху сортируют?

- Снова сортируют. Кстати, не находишь ничего общего с сортиром? То-то!
- Долбоклюй многозначительно воздел палец, – вот тебе и ответ, что они там сортируют. А гордятся этим – жуть. Я во сне точно знал, что им кажется, что они не в какашках ковыряются, а только червей оттуда выколупывают. А потом их Жабам на стол подают. Что они съедят, то через них пройдя в наш мир выпадает. Естественным путём. А что не съедят, то в наш мир выкидывают, на хребет Непринятого Креатива.

- Бать, это получается, что весь наш мир из экскрементов состоит?

- Из шлака, из экскрементов, из праха умерших. Мабританцы называют это культурный слой. А сверху культурного слоя всякое быдло обитает. Мы с тобой, эти вон, – Долбоклюй ткнул пальцем в проходящую мимо компанию героев, – да и наверху то же самое. Пока культурным слоем не станешь, так и будешь вором, убийцей и подлецом.

- И какой в этом смысл? – вновь решился уточнить Шмелек втянув голову в плечи.

- А никакого, – неожиданно спокойно ответил Долбоклюй, – круговорот. Из небытия пришло всё это, в небытиё и канет. Когда У-божества себя людьми осознают. Лучше вон на ту симпатичную проститутку внимание обрати. Ты молодой. А я пойду. Мне ещё %квест% надо. И в поликлинику.