Герой

86e970dccfac683efb5752e2eb2cb1fc?rating=pg&size=50

Герасим Пивкабы

113-й уровень

Ваще благородие.

Возраст 6 лет 3 месяца
Характер беззлобный
Гильдия Орден Испипилителей
(пророк)
Убито монстров около 433 тысяч
Смертей 170
Побед / Поражений 106 / 45
Храм достроен 10.08.2012
Ковчег достроен 29.07.2014 (297.1%)
Твари по паре 820м, 725ж (72.5%)
Сбережения 17089 тысяч (57.0%)
Питомец бармаглот Мямлик 55-го уровня

Снаряжение

Оружие зверобой +123
Щит новокаиновая блокада +123
Голова маска безразличия +122
Тело додекаэдрические доспехи +126
Руки дамасские пальчики +126
Ноги штаны санкюлота +123
Талисман знак раввинства +127

Умения

  • морская болезнь 114-го уровня
  • сальто вприсядку 109-го уровня
  • отвал башки 102-го уровня
  • пяточный захват 101-го уровня
  • ход конём 100-го уровня
  • львиный рыг 96-го уровня
  • невыносимое занудство 90-го уровня
  • радиопортация 90-го уровня
  • уход в точку 69-го уровня
  • покупательная способность 64-го уровня

Места в пантеонах

Благодарности14
Мощи293
Храмовничества7353
Гладиаторства5339
Сказаний120
Мастерства658
Звероводства370
Живучести487
Зажиточности319
Созидания16913
Плотничества314
Отлова2214
Солидарности414
Влиятельности296
Воинственности366

Заслуги

  • Заслуженный Заводчик
  • Заслуженный Охотник
  • Заслуженный Расхититель
  • Заслуженный Фаворит
  • Агнец, 1-й степени
  • Зодчий, 1-й степени
  • Карьерист, 1-й степени
  • Корабел, 1-й степени
  • Маньяк, 1-й степени
  • Мученик, 1-й степени
  • Вояка, 2-й степени
  • Ловец, 2-й степени
  • Наставник, 2-й степени
  • Толстосум, 2-й степени
  • Чертяка, 2-й степени
  • Безбожник, 3-й степени
  • Мореход, 3-й степени

Летопись

Кое-что из моего и совместного годвилльского

Скорбная эвакуафия по поводу утреннего похода Натальи-Ru

  • В то утро я не ел, не спал – я на экран смотрел, моргал,
  • Как смотрят эти – ну, как их? – йети.
  • Hо тот, кто с Натою сигал, меня, подлец, не подождал,
  • И Ната прыхнула в метро, меня не встретив.
  • И тот, кто с Натою ходил – он не влиял, не голосил,
  • А я все помню – я был не пьяный.
  • На шее Наты он сидел и не хотел помочь в беде,
  • Он экономил, сволота, жалея прану.
  • Вела Наталья по метро – а он ладошки тёр хитро -
  • Он был коварный, он был коварный,
  • В мечтах он стал миллионер – но тут явился Люцемер,
  • Зовущий, бойкий, паразит – и лучезарный.
  • И брёвна сразу впали в дрожь. Без вариантов – хошь не хошь –
  • Рубилась Ната, огнем объята.
  • А тот, кто с нею двинул в прых, упал на землю и затих, -
  • Он был бревном – а это, знаете, чревато.
  • И всё сильнее шёл погром – бревно валилось за бревном,
  • В крови и ранах, в крови и ранах.
  • А Ната, челюсти сцепив, дралась – без всяких перспектив -
  • Шепча сквозь зубы: «Ничего – ещё есть прана…»
  • За восемь бед один ответ – и босс погиб во цвете лет,
  • И пуст последний аккумулятор.
  • Бывает, что же – не везёт… Эвакуатор вверх ползёт,
  • Эвакуатор вверх ползёт и тащит Нату.
  • Эльвира быстро пронеслась – и ГИ Наталью дождалась,
  • И кормит спиртом, и поит чаем.
  • Но Джей бревнизма не забыл – того, кто с Натой в прыхе был,
  • Того, кто с Натой в прыхе был, – он повстречает.

Питафия Трибблу

  • Там, в далеком метро, засверкали огни -
  • Триббл шел с бревновозом за древом.
  • Но куды им идти – не въезжали они -
  • То ли вправо, а то ли налево.
  • Они шли, словно пьяные в ноль бурлаки -
  • Там и черт бы сломал себе ногу.
  • У подземной реки засверкали клыки -
  • Штукатырь перекрыл им дорогу.
  • И без страха вперед поскакал бревновоз -
  • Чё бояться, коль всем было пофиг?
  • Триббл руку занес и упал под откос,
  • Получив зуботычину в профиль.
  • Он упал возле лапищи Штукатыря
  • И закрыл свои карие очи.
  • Его воплю вторя со свово алтаря,
  • Штукатырь его тело курочил.
  • Там, в далеком метро, догорели огни,
  • Чьи-то тени по стенам метались…
  • Пять безжизненных тел после этой возни
  • На полу в подземелье валялись.

ПЕТафия для Каприччио

  • На Заливѣ Гадъкои Рыбы
  • Каприччiонынъ гласъ ся слышитъ,
  • Аргхъ-Ангеломъ незнаема рано кычеть:
  • «Полечю, — рече, — валькирiею по Бухте Барахты,
  • омочю кошки мышки въ Реце Перемѣннаго Тока,
  • утру Хвостику кровавыя его раны
  • на жестоцѣмъ его тѣлѣ».
  • Каприччио рано плачетъ
  • въ Гарнизоне на донжоне, аркучи:
  • «О Фимѣ, Фимѣ!
  • Чему, господине, въ шредерѣ сиде?
  • Чему не летелъ еси, акы Триббловскыя стрѣлкы,
  • на своею нетрудною крилцю
  • на Превентивнаго Удава?
  • Мало ли ти бяшетъ гранаты кидати,
  • лелѣючи Галю на зеленѣ фикусѣ?
  • Чему, господине, мое веселие
  • по Цитадели развѣя?»
  • Каприччiо рано плачеть
  • Гарнизону на донжонѣ, аркучи:
  • «О Перпендикулярнѣ!
  • Ты своротилъ еси каменныя колонны
  • сквозѣ гильдхоллъ Гарнизоннiй.
  • Ты лелѣял еси на себѣ Джѣя
  • до кладу Олигааргхова.
  • Възлелѣй, господине, Хвостика къ мнѣ,
  • а быхъ не слала къ нему слезъ
  • на Какомь-то Море рано».
  • Каприччiо рано плачетъ
  • въ Гарнизоне на донжонѣ, аркучи:
  • «Свѣтлыи и тресвѣтлыи Лѣонардѣ!
  • Всѣмъ теплъ и красѣнъ еси:
  • чему, господине, не простре исцѣлючюю свою лучю
  • на пухозаврiка?
  • Въ полѣ безводнѣ праною ему раны не съпряже,
  • тугою мнѣ очи затче?»

Питафия Даркии

  • Если спросите — откуда
  • Эта скорбная питафья,
  • С темным мраком коридоров,
  • С хищной пастью Демиурка?
  • Я скажу вам, я отвечу:
  • «От мертвящих подземелий
  • От ловушек, мук и кольев,
  • Из гнетущего Бессилья.
  • Полнолунь её ревел там,
  • Гаубийца красноглазый,
  • Волосатый Оверлодырь
  • И задорный Сатаняшка».
  • Только Даркии не трусил –
  • Улыбался, цапал боссов
  • За подбрюшье и за ухи
  • И мурчал Хеленке гласы.
  • Вдруг он вспомнил, что сегодня
  • Он не ел с утра сметанки,
  • Даже сливками не булькал,
  • Их из блюдечка лакая.
  • Оторвавшись от экрана,
  • Полетел, как вихрь, на кухню,
  • Хвост трубою вверх вздымая,
  • Путь подсвечивал глазами.
  • Но пока он подкреплялся,
  • Наливая мышцы силой,
  • Боссы зверски били брёвен,
  • Попадая и в Хеленку.
  • И здоровье покраснело,
  • Уменьшаясь, уменьшаясь…
  • И упала героиня,
  • И её похоронили.
  • …Наклонившись на ограду,
  • Поседевшую от моха,
  • Барбарис висит, краснея, -
  • Задержись немного, путник,
  • На запущенном погосте,
  • Прочитай, коль знаешь буквы,
  • На могильном камне надпись,
  • Неумелую, простую,
  • Но исполненную скорби,
  • И любви, и чистой веры, -
  • «Тут покоится Хеленка,
  • Убиенная сметаной».

Песенка мёртвых брёвен в честь дня рождения Лео

  • Мы похоронены здесь Леонардо,
  • В прыжке с Леонардо,
  • Мы похоронены здесь Леонардо,
  • Мы были – и нет.
  • Так и лежим, как шагали попарно,
  • Попарно, попарно,
  • Так и лежим, как шагали попарно,
  • И общий привет.
  • И не тревожит ни босс, ни ловушка,
  • Ни босс, ни ловушка,
  • И не тревожит ни босс, ни ловушка
  • Нас, брёвен, в пыли.
  • Только однажды мы слышим, как стружка,
  • Как свежая стружка,
  • Только однажды мы слышим, как стружка
  • Вновь сыплет вдали.
  • Мы поползли за Железопитона,
  • Железопитона,
  • Мы заползли за Железопитона,
  • В занычку, под хвост -
  • Слышим, как Лео идёт по бетону,
  • Идёт по бетону,
  • Слышим, как Лео идёт по бетону,
  • Гоня бревновоз.
  • Где огребли мы по полной программе,
  • По полной программе,
  • Где полегли мы по полной программе –
  • Без толку, зазря,
  • Вновь Леонардо врубил пилораму,
  • Врубил пилораму,
  • Вновь Леонардо врубил пилораму –
  • И мрут бревенья.
  • Пилы, как в масло, вошли в древесину,
  • Вошли в древесину,
  • Пилы, как в масло, вошли в древесину,
  • И в босса, и в нас -
  • Бревен и босса в секунду скосило,
  • В секунду скосило,
  • Бревен и босса в секунду скосило…
  • И нас – ещё раз.

Лео, с днем рождения! )))

Песенка подземных боссов

  • Ататаська топчет наше дурро,
  • А Трайбака обрывает смоквы,
  • Хуже Ататаськи и Трайбаки -
  • Бревноруб-убийца Леонардо.
  • Первый флаг забился над Бессильем -
  • Там заухал яростно Отъелло,
  • Вслед за ним проснулся древний Токсик,
  • В Риске зарычал Танатоходец.
  • По ловушкам, стрелкам и лечилкам
  • Шаг чеканит Перпендикулярный…
  • Боссы, разгрызающие горло -
  • Свежей крови вы напьетесь нынче.
  • От стены к стене переползайте,
  • Как ползут к своей добыче змеи,
  • Прыгайте стремительно с колонны –
  • Вас прыжкам учил Остепенитель.
  • Кто добудет в битве больше экспы,
  • Кто зарежет больше гарнизонцев,
  • Мы того прославим невдолбенно
  • И ему в копилку скинем гофер.

Пляска

  • Морлок:
  • В Совет зашёл голодный Фим
  • И на него мы все глядим
  • Ах, до чего голодный Фим!
  • Спляшем, Юлка, спляшем…
  • Фим:
  • И вовсе не голОден Фим –
  • Он ловок и неуловим.
  • Предчувствует попойку Фим!
  • Спляшем, Морлок, спляшем!
  • Морлок:
  • Ужасно Фим неуловим,
  • Ловок, хитёр и невидИм…
  • Так, а на ком мы все сидим?
  • Спляшем, Юлка, спляшем!
  • Фим:
  • А вы сидите на попе.
  • И бедный поп, сдается мне,
  • Изрядно весь навеселе.
  • Спляшем, Морлок, спляшем!
  • Джей:
  • Мы ноздри Фима неплохим
  • Зальем сейчас полусухим –
  • Тогда возрадуется Фим, -
  • Спляшем, Морлок, спляшем!
  • Морлок:
  • Фим нам предстал совсем другим –
  • Брови, глаза, из нОздрей дым…
  • Вот до чего доводит грим!
  • Спляшем, Фимка, спляшем!
  • Джей:
  • Напьётся с Даркии сливок Фим,
  • Бухим он станет и лихим, -
  • Поступит в Осавиахим,
  • Спляшем, Даркии, спляшем!
  • Фим:
  • Упился Фим, до дна допив,
  • Он спит – красив и молчалив.
  • Уснул, вас всех благословив,
  • А Морлок с Юлкой пляшут!

Питафия Нормалю

  • Бьют сапогири
  • Маваши-гери:
  • - Грох.
  • Грабь.
  • Гроб.
  • Груб. -
  • Дымом окутан,
  • вулкан как будто,
  • ревел Бревнолицый.
  • Нормаль на круп
  • грохнулся,
  • и сразу
  • за бревнищем бревнище,
  • Что на халяву гоферу ждали,
  • сгрудились,
  • смех зазвенел над кровищей:
  • - Нормаля убили!
  • - Убили Нормаля! -
  • Смеялись союзники.
  • Лишь один я
  • голос свой не вмешивал в вой им.
  • Подошел
  • и вижу
  • глаза Перпеньдиные…
  • Кровь на теле.
  • Доспех в пробоинах…
  • Подошел и вижу -
  • За каплищей каплища
  • по шлему катится,
  • по кольчужной жести…
  • И тоска звериная
  • ветром с кладбища
  • рванулась из меня
  • и расплылась в шелесте.
  • «Перпень, не мри давай.
  • что разлегся, обрЕвненный?
  • Еще повоюем, дружище, верь мне.
  • Деточка,
  • все мы немножко Перпени,
  • каждый из нас по-своему Перпень».
  • Может быть,
  • Лео
  • иль Морлок подбросили праников,
  • может быть, отлипла кнопка «Сделать хорошо»,
  • только
  • Перпень
  • рванулся,
  • встал на ноги,
  • показал бревнам дулю
  • и пошел.
  • Клинком помахивал.
  • Трех брёвен кокнул.
  • Дошёл до клада -
  • Гоферу удвоил и
  • Блинов нажарил,
  • со смаком слопал.
  • И стоило прыгать,
  • и драться стоило.

Ещё одна питафия Перпендикулярному

  • Привет вам, брёвны-фраера,
  • Горите вы в аду!
  • Сегодня ждут нас блендера
  • И Глушащий Главдух.
  • В боях, в метро, среди мечей
  • Я смерть привык стяжать,
  • Но не дрожал я перед ней -
  • Хоть мог бы и дрожать!
  • Я весь поход провел в бою
  • За лишнюю доску.
  • Водила предал жизнь мою
  • ПФу-глушаку.
  • Я смерти прямо в руки сдан.
  • Душа моя грустит -
  • Что за меня ни Чемодан,
  • Ни Лео не замстит.
  • Прощай, наш Трай! Джей Джи, прощай!
  • Меня ПФ убил.
  • Я снова помер невзначай.
  • Водила, ты дебил.
  • Так весело,
  • Отчаянно
  • Идёт по Токсу вдаль. -
  • В последний час
  • В последний пляс
  • Пускается Нормаль.

Гайд по Гарнизону, версия 1.0

Вот они – наши владения. Справа – высится каменная громада Цитадели, или СГВЯ, говоря по-простому. В ее глубинах мерно бУхают молоты, плющащие негодный креатив, и мерно бухАют бойцы-испипилители, дорвавшись до бочек со спиртом. Башенные испипиляторы чутко отслеживают стволами малейшее движение в округе. Слева – цветёт ветка «Кароши», распространяя лучи добра и смеха. Рядом стоят два цеха – «Селекция» и «Реанимация», – оттуда слышен визг пил, обрабатывающих идеи, и споры пильщиков.

А вот и гильдхолл. Из-под стола торчат голые волосатые ноги – и такие же свешиваются с люстры. Не пугайтесь – это Трайбака и Лео, главные заводилы, костяк гарнизона. Они всегда с удовольствием говорят друг другу пакости и дерутся, но при этом хорошие друзья. В камине сидит Перпендикулярный, наш гильдпризрак. Парень молодой, лютописный и отменно безбашенный. У камина лакает сливки из блюдечка Даркии – один из двух наших котов, злейший друг Перпендикулярного. Он добрый, но мнительный и мстительный. Вдребезги трезвый Darkshape мычит под диваном что-то нечленораздельное – но только когда не прогуливает гильдсоветы. В углу стоит фикус. Осторожнее – он плотоядный. Хотя и домашний. Под фикусом развлекается Фим – кидает гранаты в шредер и сочиняет про это стихи.

Время от времени в холл вихрем врывается Ататаська – существо без тормозов и ограничителей, но славный человек. Обидит и не заметит, но искренне огорчится, если узнает, что обидела. К ней надо привыкнуть. В уголке тихонько спорят Фетиорин и Рэй Камикадзе – вроде бы о рисунках в стиле аниме. Команданте Це, Пушистый Триббл, Ареатангент и Ииоо посреди холла орут «Наталья!» и машут шашками, призывая всех спускаться в подземелья. За столом сидят Степенвольф, Антхилл Битл, Сэр Лойсо и Чемодан – пьют спирт и обсуждают стратегию питья спирта на ближайшие столетия. Одиноко бродит по холлу Джей – ему не удалось убить в метро всех четырёх брёвен, и он в печали. Также в холле, вполне вероятно, есть Майевтик. Точнее сказать сложно – он, скорее всего, представляет собой алкогольную культуру – либо сидит в бочке и молчит, либо где-то бродит.

В вышине орлом реет Айн, уворачиваясь от постоянно летящих в него вопросов и время от времени пикируя вниз, чтобы ухватить за шкирку очередного подопытного кролика – или глотнуть спирта.

В стене холла – дыра, сквозь которую видны потроха сейфа с секретными документами и шоколадками. За сейфом – спальня Наобум, гарнизонного кумира, вдохновителя и символа испипилителей, чьё каждое появление вызывает шквал оваций и улыбок. И – роскошные апартаменты Морлок, Летианы и Хильдегард – неукротимых бойцов, но очень добрых и улыбчивых девочек. Морлок – вон она, с бусиками из боссовых глазиков, крутит сальто – разминается перед прыхом. Хильда методично проводит оселком по лезвию секиры. Летиана набивает магазин патронами и предвкушающе улыбается.

По вечерам в гильдхолл иногда вкатывается коляска с дочерью полка Райтессой (она же Ребенок) и сталкивает всех в подземку. Тогда осмысленная жизнь и творчество в холле замирают – только доносятся вопли из люка в метро: «Ну и куды поперся, балбес?», «Лечись!» и «Минусадын!»

  • Ветер шалит. Хотя нет, еще не пурга.
  • Становится мир небольшим и нестрашным -
  • Абрис водонапорной башни,
  • И силуэты берез, закутанные в снега,
  • И полузасыпанные заборы…
  • Но если взглянуть сейчас с высоты –
  • За снегом, закрывшим от мира город,
  • Где-то там.
  • Далеко-далеко.
  • Есть ты.

Поход по грани