Героиня

Gravatar

Мелана

63-й уровень

Покормите маленькую!!!

Возраст 7 лет 5 месяцев
Характер нейтральный
Гильдия не состоит
Убито монстров около 118 тысяч
Смертей 38
Побед / Поражений 102 / 20
Храм достроен 17.01.2012
Сбережения 77 тысяч (0.3%)
Питомец бармаглот Молчун 6-го уровня

Снаряжение

Оружие досадное орудие +74
Щит шпионская сеть +74
Голова берет сивой кобылы +71
Тело костюм из высокой материи +73
Руки годовые кольца +68
Ноги сапоги со звёздной пылью +70
Талисман кардиосимулятор +69

Умения

  • клинический удар 48-го уровня
  • несвежее дыхание 44-го уровня
  • кровавый чёс 41-го уровня
  • зловещее мухахакание 34-го уровня
  • избиение баклуш 31-го уровня
  • удар баклушей 31-го уровня
  • стальной палец 30-го уровня
  • приворот кишок 27-го уровня
  • насильственная щедрость 19-го уровня
  • мудренезация 19-го уровня

Места в пантеонах

Благодарности321
Храмовничества3647
Гладиаторства2680
Сказаний192

Заслуги

  • Заводчик, 1-й степени
  • Зодчий, 1-й степени
  • Маньяк, 1-й степени
  • Агнец, 2-й степени
  • Безбожник, 2-й степени
  • Вояка, 2-й степени
  • Карьерист, 2-й степени
  • Фаворит, 2-й степени
  • Мученик, 3-й степени
  • Охотник, 3-й степени

Летопись

Я приветствую в тебе Бога, повстречавшегося со мной…

Годвилльская героическая :)

  • Если регулярно пьет
  • Ваш герой зеленку, йод,
  • Применяет валерьянку,
  • Корешки с утра жуёт –
  • Пусть страшат его Шваброид,
  • Жуткий Человек-Ведроид
  • И Двузубый Капчикоид –
  • Он и ухом не моргнет!
  • Он намолит утром рано
  • Полный накопитель праны
  • (Воспитанье падавана
  • Оч-чень много праны жрёт..)
  • Он помолится с запасом,
  • Чтоб хватило вам на гласы,
  • И, конечно, на лечилку –
  • Ту, что метко попадёт!
  • На арене стукнет сразу
  • Он противника три раза,
  • Будет злобный, как два краза –
  • Ваш противник вас поймёт…
  • Он расскажет, КАК вас любит,
  • В вашу честь врагов порубит
  • И кирпич, конечно, купит –
  • Если деньги не пропьёт.
  • Доказать герой ваш хочет:
  • Он – не просто тамагочи,
  • Ведь в сети он, между прочим,
  • Только ради вас живёт!
  • В школе ведь не зря учили,
  • Мол, уж если приручили…
  • Ой, пора кончать поэму –
  • Не туда меня несёт!!!
  • Пусть растет герой могучим,
  • Хитрым, жадным и живучим,
  • И на радость Демиургам
  • Он по Годвиллю идёт!
  • Пусть лежат в мешке трофеи,
  • Белки пусть за вас болеют
  • И, конечно, непременно
  • Пусть с рандомом повезёт!!!

    ...

Для того, чтобы чудо сбылось, надо, чтобы в него кто-то верил…

Эпиграф

Я встретила этих четверых героев где-то на перекрестках Годвилля, в других мирах, в позабытых снах, в отражениях в треснувших зеркалах… Четыре героя, четыре Летописи.

Некий кот, один гордый потомок рода Котенкиных, один потерянный в лабиринтах перерождений и еще один, который, наверно, все-таки любит свою гуляющую в одиночестве богиню. Их Летописи – это счастье и проклятие. Писать как они? Что вы… Просто после них хочется говорить…

Детство. Родила богиня в ночь не то сына, не то дочь, не мышонка, не лягушку…

На Олимпе снова шумно. А что я? Я ничего не сделала, честно! Я вообще ничего не делала последние… последнюю (и первую же) свою вечность. Прячусь по углам дворца, от божественных всяких подальше, да и все… Папа бродит по залу, хмурый, как туча – хотя нет, такой черноте любая туча обзавидуется. Бормочет что-то… Громыхает…

Мама смотрит на огонь в камине так, будто там кто-то есть – и на минуту мне кажется, что я вижу рыжие вихры дяди Локи. Показалось, наверно… А меня вот высылают. Врут, что на воспитание, взросление и умудрение.

Ну да, у них времени много, ничем не рискуют. Заодно и чадушко-чудушко с глаз долой, от дворца подальше. Красота, куда ни глянь! – и снова злые слезы на щеках, шмыгаю носом, стираю рукавом… А туника божественная белоснежная, слезоотталкивающая, ноблесс, так его и так, оближ! – тьфу, никакого толку от плача!..

Мама – вся такая сияющая, нежная – подходит, обнимает, делает вид, что утешает. «Не плачь, малышка, мы тебе подарок сделаем… Игрушку новую…» Рыжие ушки топорщатся, и мир уже не кажется таким грустным. Игруууушкуууу? Папа, как на грех, поворачивается именно в этот момент. Видит рыжие ушки, и я понимаю, что до того – это он не черный был. Так, сероватый слегка… С вихрем отворачивается обратно, слышу неразборчивое «Еще хоть раз… в Вальгаллу… одну?...» Мама хватает меня за руку и тянет на ближайшее облако. В дверях успеваю оглянуться – папа швыряет молнию в камин, пламя почему-то изгибается и уворачивается.

Другое детство. Вильна, незалежна и самостийна.

Мама, папа, первый братик, второй братик, сестренка… четвертая сестренка… Племяшки, двоюродные… А что делать, если маминого брата зимой гребубля задрал? Не пропадать же малышам, в самом-то деле? Вот и живем всей кучей, я даже не знаю, сколько нас там.

Интересно, а мама знает? Она же крутится целыми днями – дом, огород, хорошо еще, ядренорог приблудился – пахать помогает. Кусты, конечно, огородить слегка пришлось, даа.. Каменным заборчиком, метра в два высотой. Правда, на нем же камни эти и таскали, я думаю, поняла, скотинка, что не стоит больше всякие веточки у дома кушать. Он у нас вообще понятливый – папа на нем в поле ездит, говорит, Рожик иногда еще и откапывает что-нибудь по пути. То горшок с денежкой, то узелок с плюшками найдет. Так что за папу я не переживаю.

А маме мы всей оравой помогаем. Иногда даже не мешаем, если очень постараемся. Совсем мелких гулять кто-нибудь утащит, старшие дом пристраивают потихоньку, на огороде, опять же, ковыряемся. Недавно малыши огнелиса раненого домой притащили. Мама кричит – куда вы мне еще одного? А сама уже молоко достает, травки нужные толчет. Он красивый зато! И светлее в доме теперь. Еще бы его мурлыкать научить…

Я большая уже, мама говорит, что я – ее главная помощь. Даааааа, поверила я! Зачем она меня тогда все замуж отдать пытается? Нет, я, может, и соберусь когда, но хотелось бы и самой в выборе кандидата участие принять, как ты думаешь, мама? А то такое совершенство и абы кому в руки отдать! Он же помрет от счастья! А мне муж выдержанный нужен, чтобы характер стойкий, северный… Мама, будешь приставать – сбегу! Что значит, в монастырь? Обнадеялась, как же! Такую красоту неземную – и в четырех стенах прятать? Нетушки, пойду… пойду… в алхимики бродячие, вот! Травки знаю, глядишь, пока нагуляюсь, она и остынет. Там Маришка подрастет, маме уже точно не до меня будет.

Начало. Ведь так не бывает на свете…

А говорите – боги, Олимп… Ну и что, что у меня нимб над рожками висит? Ну с кем не бывает, ребенка-то зачем отправлять неизвестно куда? Я к маме хочу!!! Мамааааааааа… А поздно уже. Облако. Мое, личное. Ясен день, кто ж еще на этот комок ваты позарится? Тем более, что мне с него ни ногой, ни крылом. И Олимп неизвестно где, и мамы уже давно рядом нет… Мамаааааа…

Еще и внизу какая-то козявка человеческая копошится, мама ее на свою волосинку привязала. Игрушка моя. Забавная. Первые две минуты. Домой хочуууууууууууу!!!

Плачу. Облако удобное, слезы пропускает. Только что же оно все на эту козявку-то льется? Подвинуться бы, простудится еще мелкая. Как – не двигается? Так что, я мало того, что к облаку теперь приделана, так еще и от козявки не отцепиться??? Уууууууииииииииииииииииииии…

Другое начало. Заходите к нам на огонек…

А меня вообще никто не спрашивал! Я только решила проверить крупнейшие трактиры поблизости, надо же мне как алхимику знать, где какие ингредиенты заказать можно? Эти герои сумасшедшие, они же туда вваливаются, напиваются так – им все что угодно заказать можно! Кто же знал, что они с трезвыми не разговаривают из принципа? Пришлось пить… Это я потом уже поняла, что я пока не знаю, какие мне ингредиенты нужны и зачем. Ага, потом. Когда напилась до зеленых шваброидов. Нет, они были не страшные. Страшно стало потом, когда я Ее увидела. Да нет, не было там никаких откровений! Если бы… Я бы, может, вдохновилась, поверила… А так – смотрю, Она меня ниточкой привязывает – привязывает к облаку какому-то, на облаке еще Одна…

Какая? Рыжая. Это я точно помню. Ушки торчат забавные, за ушками вроде как рожки виднеются, больше не помню ничего. Вертелась она как сумасшедшая, верещала что-то неразборчивое. Ох, простите, изрекала божественные откровения. Точно. Я и глазом моргнуть не успела – очнулась в чистом поле, в руках палка, навстречу деепричастный обормот несется, щупальцами машет. Мое счастье, что он еще дурнее меня оказался… Так и пошло…

Да ладно, не так уж и страшно все – я вообще учусь быстро. Уж всяко лучше чем замужем. Какая, в принципе, разница – героем, алхимиком? Что у одних мозгов нет, что у вторых… Если бы только не дождь, вечный дождь из этой проклятой тучи!

Стоп. Туча. Над головой. Я же помню, там есть кто-то! Ну да, богинька мелкая! Моя личная, судя по всему, зря, что ли ее ко мне привязали? Ох, как же ей там плохо должно быть, чтобы столько времени плакать… Мне наш огнелис вспомнился. Как он скулил, когда малыши его в дом затащили. А глаза какие были… Одна беда – этому чуду с ушками травок в молоко не подмешаешь. И плюшку не предложишь. Великая, хочешь плюшку? Ой, плюшка исчезла! Прямо из руки! Хочет, оказывается… вроде и дождь поменьше стал…

Отрочество. Со смертной овцы…

Ой, а она вроде хорошая, козявка эта! Плюшку вон подарила, мелочь мелкая… Ей и невдомек, что мне не плюшку надо бы по-хорошему, а молиться, верить в меня надо! У меня тогда силы будут. Буду большая, я эту нитку мамину дурацкую перекушу, перегрызу вот, и домой, домой! К маме!! Мамаааааа…

Ох, ладно, буду считать, что плюшка – это не подарок от дурной головы этой, а жертва. Вот. Настоящая, как папе-маме приносят! Ух тыыыыы, а и в самом деле полегче стало… Вроде и плакать не хочется уже…

Так, надо бы проверить, что у нас тут на облаке делается? Места вроде и хватает, только вот нижнюю чакру колет… Ой, штучка какая-то ненужная. Блестючая, но колется. Ай, ну ее! Скину вниз, вдруг она козявке пригодится?

Другое отрочество. Скованные одной цепью…

У меня никак из головы это чудушко рыжее из головы не выходит. На Богиню не тянет, так, богинька… Что ж она рыдает-то так? Дождь, конечно, реже стал, но идет же, зараза! Эх, могла бы – залезла бы на облако, обняла, утешила, по голове погладила – глядишь, и просияло бы солнышко! Ан нет, до того облака не дотянешься…

Ну вот, очередной монстр бежит-торопится. И где их всех клепают только? Ооооооооо, это ж слонопотам! Давай, отведай силушки богатырской!!!

Ой, матушки светы, что ж это делается? Ушки на ножках, ты что там творишь? Швырнула молнию со своего облака, чуть меня не зашибла! Слонопотам, судя по выражению на морде, тоже слегка офигел от неожиданности. Вот и славненько, мне долго намекать не надо, раз-два – и минус еще один слонопотам. Сорок первый, если не скромничать. Ну спасибо, … Великая…

Эй, там, наверху, а тушу не заберешь, нет? Мать моя крестьянская женщина, забрала!!! Что ж она с ней делать-то будет? Хотя – чем бы дитя ни тешилось, лишь бы в следующий раз этой своей молнией в меня не попала…

Юность. Курятничек в кладовочке, коровка на балкончике…

На облаке вроде и не сильно плохо-то. Молнии вроде как не заканчиваются, хотя ну их всех, а то еще в самом деле, зашибу смертную ненароком. Я ей лучше с другого конца облака благодати нащипаю – пусть радуется. А что, попаду в нее – ей легче станет, получится радуга – так пусть ушами не хлопает, а бежит клад выкапывать, что она не знает, что радуги на золото сами наводятся? А золото – это хорошо, если его мне жертвовать – я еще немножко подрасту.

Я уже много чего умею, честно-честно! Разряд по стрельбе молниями с движущегося облака по движущейся мишени пока не получу, конечно (а сами вот попробуйте!), но благодатью очень даже хорошо швыряюсь. С визгом.

Только вот с облака никак по-прежнему не оторваться. Маленькая, видно, еще. И как же грустно тут одной торчать! За мелкой много не понаблюдаешь, надоедает, да вроде как и неудобно за ней постоянно следить… На других облаках все большие, все самостоятельные, никому до меня и дела нет. Я по маме соскучилаааааааась…

Другая юность. Мы в ответе за тех, кого…

У меня просто сердце разрывается, когда я вижу, что с этого облачка снова дождь идет. Она теперь по ночам плачет только, думает, я не вижу. Жалеет… Горюшко горькое, как бы ей помочь-то? Мне кажется, я начинаю сходить с ума. Мне уже знаки везде мерещатся, в листьях, в камнях, чуть не с муравьями разговариваю! Знать бы, что этой чуде надо! Да, Мелаша, это тебе не огнелиса раненого лечить…

Ой, старец к костру приблудился. Монах воинствующий, не иначе. Шрамы по телу, ожоги, зеленые полосы по лицу. Тоже небось, прямая связь с богом… Садись, что уж там. Почему дождь, спрашиваешь? Ох, чтоб я так знала, старче… Да, облако. Ага, мелкая такая, рыжая, ушки-рожки торчат… А ты откуда знаешь? Мифо… что? Ладно, неважно. Ты скажи лучше, чего ей надо, чтоб не плакала так. ВЕРИТЬ? И все? Да верю я в нее, верю! Что значит, мало? Ей меня только для жизни хватает? И если меня какой водкодав косолапый загрызет, ее вообще не станет??? Ужас какой, да кто же это над ребенком так издевается?!! Спасибо, старче, поняла тебя…

Поднимаюсь с ночлега. Хватит, наотдыхалась уже. Не плачь, рожки-ушки, придумаю, что тут делать. Зря, что ли, тебя мне прицепили? Как кукушонка подкинули, да уж… Я тебе храм построю, хочешь? Точно! Храм, из золотых кирпичей, большой, красивый, с зайчиками и кровищей!!! И всем встречным про тебя расскажу. Будут в тебя верить, не плачь, маленькая моя Великая… Я тебя в обиду не дам…

Зрелость Не дождетесь! – Юность

А я с этого облака уже и не хочу никуда! Мне тут понравилось, пусть они там на своем Олимпе по мне скучают, ждут, чтобы выросла и вернулась. А я вот вырасту еще и совсем самостоятельная стану, волосинку перекушу, козявку отпущу и сама по миру гулять полечу! Я вот уже мертвую петлю и бочку умею на облаке делать…

Дурное, то есть, ой, странное место здесь… Столько всех на облаках летает, хоть ты правила небесного движения вводи! Интересно, за что их всех сюда? Может, сюда всех ненужных детей отправляют? Кто вопросами странными мучается, кто молниями кидается без передышки, вон, на соседнем облаке только что черная кошка пролетела… Ее-то сюда за что? Это надо выяснить!

Право руля… то есть облака! Пойду устраивать гонки на догоняние. Кискискис!!!

Другая зрелость. Волк и заяц, тигры в клетке…

А иногда мне становится страшно – рыжик наверху уже вроде бы и не плачет так часто, я смотрю, она уже и облачка другие к себе подтягивать научилась, да и ее тучка слегка подросла… Рядом со всякими другими облачками висит, смеется так, что даже светиться от счастья начинает – или это солнце так за ее тучку садится? Да рада я за нее, рада! Вот только… Она же маленькая! Ребенок совсем еще, чтобы она там про себя ни думала (ага, знаем мы этих Великих. Самомнение у них тоже – великое… ой, надо бы не забыть этот кусок гугль-папируса подальше спрятать, а то мало ли…). И ребенку нужны игрушки. А игрушка у нас кто? Вооот… А что бывает со старыми игрушками? Ох, даже думать не хочется… Пусть решит, что не нужен ей храм, я – только за (я на нагейройствованные деньги еще пару десятков трактиров осчастливлю своим присутствием – в поисках нужных ингредиентов, само собой), только… Только про меня бы не забыла…

Такая глупость, на самом-то деле – ну кто сказал, что игрушки ничего не чувствуют? С ним бы поиграл так кто… Просто… Прирастаешь, прикипаешь, веришь в нее как в себя, отдаешь кусочек сердца, а потом раз! – и извини, Мелана, наигралось твое рыжее чудо… Вот просто наигралось. Надоела ты рыжику. Ребенок, что с нее взять? А ты сидишь и не понимаешь уже, кто кому больше нужен…

Я на пляж на днях выбралась. Случайно, конечно, какой у меня отпуск, о чем вы? Сижу, думаю, песок из руки в руку пересыпаю… Тучка моя личная снова за какое-то облако зацепилась, не до меня ей опять… Я своих младших вспомнила, сколько лет уже брожу тут, родных не видела. А как мы с ними на речке возились! И замки строили, и медузами кидались – визжали так, что рыба всплывала! Эх, тряхнуть стариной, что ли? Ну, визжать не буду, я сегодня малость не в голосе, а вот замок какой слепить – так это всегда пожалуйста!

..ой, что-то я увлеклась… Да и песок на удивление быстро закончился… Надо было, наверно, масштаб не 1:1 выбирать… Ну и ладно. Я все равно умница. Рукодельница прям. Конюшня и первый этаж мне определенно удались. Надо теперь подпись к шедевру смастрячить. О! Краб. Совсем никому не нужный, абсолютно ничейный краб. А это идея!

Решила остаться инкогнито, пусть потомки мучаются в догадках. Выложила из крабов смайлик. Шевелькается, клешнями машет – помню, моя малышня от такого пищала от восторга. Хм, а что это за тень такая подозрительная надвинулась? Неужто и этому чуду понравилось? Ой, радуга… И корзина с пикником… И дождь зеленковый! Что, ушки-рожки, снова игрушка интересной стала? Ну хоть так…

  • ...
  • Поиграй со мною, Великая,
  • Хоть немного еще поиграй!
  • Видеть, как хозяйка хихикает –
  • Вот он, маленький кукольный рай…
  • Я молюсь, чтоб тебе не наскучила,
  • Чтобы не было в сказке конца.
  • По жестокой прихоти случая
  • Получают игрушки сердца…
  • Вынь меня из старого ящика,
  • Вновь займись любимой игрой.
  • Притворись, что я – настоящая,
  • Будто я – приключенец, герой!
  • Я твое прославлю величие,
  • Я пройду сквозь потери и страх!
  • И улыбка на кукольном личике
  • Горькой трещиной на губах…