Герой

Gravatar

Злойсмайл

71-й уровень

Надо чего-то это...

Возраст 7 лет
Характер нейтральный
Гильдия Добра, Люто и Бешено Побеждающего Здравый Смысл
(регент)
Убито монстров около 156 тысяч
Смертей 124
Побед / Поражений 45 / 40
Храм достроен 07.01.2017
Дерева для ковчега 84.3%
Сбережения 3416 тысяч (11.4%)
Питомец василиск прекрасный Симба 14-го уровня

Снаряжение

Оружие бритва титанов +82
Щит поглощающий элемент +80
Голова изобилие рогов +82
Тело хиромантия +80
Руки панталычки +84
Ноги наковаленки +85
Талисман кулон Кулона +81

Умения

  • сотрясение воздуха 50-го уровня
  • взрывной характер 49-го уровня
  • особое мнение 45-го уровня
  • смерть через сну-сну 45-го уровня
  • брови-лианы 45-го уровня
  • отгибание чакр 37-го уровня
  • бобровая хатха 33-го уровня
  • атака ложноножками 31-го уровня
  • разворот Ринсвинда 27-го уровня
  • сикось-накось 24-го уровня

Места в пантеонах

Благодарности1287
Мощи21742
Храмовничества45394
Сказаний1070
Мастерства11814
Звероводства14687
Живучести8163
Зажиточности13335
Плотничества14118
Солидарности12
Влиятельности18
Воинственности76
Авантюрности19

Заслуги

  • Заслуженный Безбожник
  • Зодчий, 1-й степени
  • Карьерист, 1-й степени
  • Фаворит, 1-й степени
  • Агнец, 2-й степени
  • Заводчик, 2-й степени
  • Корабел, 2-й степени
  • Мученик, 2-й степени
  • Охотник, 2-й степени
  • Расхититель, 2-й степени
  • Вояка, 3-й степени
  • Толстосум, 3-й степени

Летопись

Давным-давно в одной далёкой-далёкой галактике родился мальчик. С самого детства он знал, что ему суждено быть героем, поэтому днями и ночами чистил конюшни, душил ужиков и разрывал пасти котятам. Уже тогда никто не помнил, как нарекли его при рождении, все называли его Злым Смайликом за его улыбку. Даже когда он делал очень добрые дела, все вокруг при виде его улыбки зарывались на пару метров под землю или отдавали деньги, умоляя не бить. Смайлику это, в конце концов, надоело, и, как только ему исполнилось три года, он отправился путешествовать в поисках приключений.

Однажды, после очередного подвига, герой проснулся в хлеву придорожной таверны от ощущения, что кто-то за ним наблюдает. Так и есть! Огромный серый хряк сидел в паре шагов и смотрел ему в душу прозрачными глазами, ехидно улыбаясь четырьмя рядами белоснежных клыков. Злойсмайл хотел было закричать и напустить лужу, но свин многозначительно поднес копыто к губам и сказал “Тссссс!”. Не ожидавший такого развития событий герой забыл, что хотел сделать и смог только спросить:

- Ты кто?
- я – бог, – просто ответило существо, – и ты был избран мной героем, земным воплощением меня и бла-бла-бла, и будешь отныне совершать подвиги во имя меня.
- Сказать по правде, мне и правда поднадоели эти бесцельные подвиги… – соткровенничал герой, – цельные-то куда как круче!
- Сработаемся! – свин довольно хрюкнул и отечески похлопал Смайлика по плечу, от чего тот отлетел к стене.

Когда герой очнулся, никого рядом не было, а из таверны через дорогу раздавались звуки не то застолья, не то драки. “А не во сне ли мне привиделось это чудище-страшилище?”, подумал он про себя, за что схлопотал молнией в темечко из приоткрытой двери. Всегда подозрительно относившийся к молниям, Злойсмайл тут же смекнул, кто за этим стоит. Да еще муравьи на полу выстроили фразу “Не балуйся там!” и дружно издохли. А в голове занозой сидело одно слово – “Годвилль”! Ну ладно, туда и отправимся…

Он пришел в Годвилль, неся боль и страдания. Но на входе сказали, что со своим нельзя, и пришлось все оставить. Так начинается эпопея нашего героя, голого, голодного и замерзшего.

С криком “Мне нужна твоя одежда и мотоцикл!”, Злойсмайл отжал у первого попавшегося босяка валенки и ватные штаны. Мотоцикл отжать не удалось за неимением такового.

Жизнь в Годвилле оказалась не сахар. Больше похоже на ацетон с дрожжами, если честно. Но ничего, жить можно. Выполнишь какое-нибудь простенькое задание, тебе денежку дадут. А то и покормят.

Много лет совершал Смайл подвиги и выполнял задания. Много героев встретил он на пути. Каждый из них верил в какого-то своего бога. Глупцы!
Большой Свин (так Злойсмайл прозвал божество, ведь реального имени его никто не знал) оказался отличным богом. То подлечит, то лепестками роз осыпет, и молниями почти не швыряется. Хвост только иногда не к месту вырастет, да это мелочи.
За это время успел герой дорасти до кардинала аж в трёх гильдиях, и даже создать свою, из которой, правда, потом по недосмотру вышел.
А ещё приблудившегося потолкового лампожуя прикормил. Кешей назвал. Умная скотинка. Жаль, бесполезная…

Но однажды ощутил, как вера покидает его. Полистав дневник, с ужасом обнаружил Злойсмайл, что не видел божественного влияния уже больше года. Страх пробрался в потаённые участки его души и укрепился где-то в районе кишечника. Что могло случиться? Неужели я недостаточно проявлял веру, и Большой Свин покинул меня? И с утроенной, а может даже и удвоенной энергией бросился совершать подвиги во имя его.

Героем овладела новая идея – он решил во что бы то ни стало построить храм во славу своего бога.
Он даже перестал пропивать золотые кирпичи, что давали в награду за задания, и начал складывать их аккуратными штабелями в своей маленькой квартирке в столичных трущобах.
Когда из свободного места в квартире осталась только тропинка от двери до туалета, Смайлику пришлось купить соседнюю квартиру. А потом ещё одну, и ещё… Герой и сам не заметил, как оказался владельцем целого квартала живописных фавел.
Так как сам Смайл вряд ли выстроил бы из кирпичей что-нибудь сложнее мангала, следовало найти строителей.

- Эй, ты! – окликнул он первого попавшегося босяка. Тот сидел около мусорки и пытался смастерить себе обувь из выброшенного, пришедшего в негодность снаряжения, – Любезный! А подскажи-ка мне, есть ли в этом городе хороший архитектор? Мне тут храм надо построить, так что какой угодно не пойдёт, нужно прям из самых лучших!
- Так ить, ваше геройство, как же ж не быть? Есть, конечно. Только у него сейчас творческий, как водится, кризис. Муза ушла, понимаешь? – на этих словах босяк сделал жалобное лицо и протянул Злому Смайлу щербатую кружку, заговорщически стреляя глазами в сторону фляги, висевшнй на геройском поясе.
Смайл плеснул босяку из фляги, тот осушил её залпом и прохрипел, выпучив глаза:
- Ваша злобность! Что это за пойло? Ничего крепче в жизни не пивал! А я, уж поверь, в этом деле ого-го!
- Так водица ключевая. Вчера только у городских стоков набрал.
- Ох, вот дострою тебе храм – бизнес открою, буду пойло твоё продавать. Озолочусь!
- Постой, – начал смекать герой, – так это ты, что ли, лучший архитектор Годвилля?
- Я вообще мог бы возмутиться, сударь, как ты сразу этого не понял. Но не буду, мне музу возвращать надоть. Поможешь?

Музой оказалась тётка огромных габаритов и неопределённого возраста. Товарищи застали её на кухне. Едва завидев архитектора, она взяла скалку и стала угрожающе двигаться ко входу. Пока герой пытался вспомнить, какое из его умений могло бы нелетально помочь в такой ситуации, кулак, которому позавидовал бы даже крупный Антициклоп, закрыл собой окружающее, и стало темно.
Валяясь в отключке, герой твёрдо решил, что никогда не станет заниматься творческими вещами. Слишком хорошо он узнал, что такое Муза.
Пришёл в себя Смайл на жёсткой кровати, застеленной прелой соломой. Архитектора нигде видно не было, а чудовищная Муза помешивала что-то в большом котле на печи. Руки и ноги, по счастью, оказались свободны. Стараясь не шуметь, Злойсмайл ужом соскользнул с кровати. Уж получился неуклюжий, кровать оказалась высокой, а падение вышло громким.
- Проснулся, болезный! – моментально среагировала Муза, – Это ты, значит, моему алкоголику работу нашёл? Что ж не сказал сразу? Вишь, как неудобно получилось. Ну, ты не серчай, сейчас разбужу работника твоего, да садитесь суп есть.

Архитектора звали Микеланджело ди Людовико ди Леонардо ди Буонарроти Симони (и как он только это всё сам запомнил). Разумеется, Злойсмайл звал его Микки.
Оценив объём работ, Микки набрал команду рабочих, которые с виду напоминали не то пиратов-контрабандистов, не то нищих с рыбного рынка. С горящими глазами перебирая золотые кирпичи, которые должны стать стройматериалом, они согласились работать только за еду.

ту би континьюд…